» Эдуард Балашов. Стихотворения | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 22nd April, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Эдуард Балашов (р. 1938)

Цитируется по: День поэзии. 1987. Москва: Сборник. -М.: «Советский писатель», 1987, 224 стр.

* * *

Вы слышали, как горы дышат
И шепчут камни, травы плачут,
Звенящей пылью оседает
Далёких водопадов грохот?

Вы слышали, как пропасть стонет,
Свистит ущелье тёмным свистом,
Рычат пещеры, оскаляясь,
Шипят глухие норы страха?

И всё сливается в единый
Погожий звук обетованный,
Что меж людей, кричащих песни,
Порой зовётся тишиною.

А из далёкого предела,
Что беспредельностью зовётся,
Идёт, как летний дождь слепящий,
Музыка сфер необозримых.

И в этих ритмах напряжённых,
Теряясь в вихрях сотворенья,
Ещё прощупать можно сердцем
Мерцающий от боли голос
Земли: «Спасите наши души’.»

ЗЕМЛЯ

Казалось, кинута под зябь,
А вышло — чуть ли не вконец.
Но ты же сын ей, а не зять,
Суждённый сеятель и жнец.

Покинул — разве что поймать
На беззаботице кусок,
И отчий дом, и землю-мать
На безработицу обрёк.

Но запустевшие поля
Песком и пылью порастут,
И помертвевшая земля
Оставит благодатный труд.

И городская цитадель,
Подбросив крыши к облакам,
Счастливую сокроет цель,
К ленивым прикует горбам.

Но будет день! Ненастный люд
Плотину города прорвёт.
И землю обиходит труд,
И материнство ей вернёт.

И разгуляются стада
По непокошенным лугам.
И в сотах вызреет детва
И разлетится по цветам.

ПУТНИК

— Путник, отвори суму,
Выверни наружу тьму.
Погляди сюда скорей,
Чем полна твоя сума:
Вместо хлеба-сухарей
Страха чёрного ломоть,
Вместо соли для ума
Вечных слёз твоих щепоть,
А во фляге для воды —
слышишь? — плеск твоей беды.

Путник думал и гадал —
Бес попутал, тьмы наклал.
Вытряхнул, что было, в пыль —
Пылью стала эта быль.
И пошёл он налегке.
Говорит сума в руке,
Улыбается утру,
Отворяется добру.
Тяжело суму нести,
Да на помощь все пути.

Набежала тень двора.
— Двор-то чей? — Твоё вчера.
Тень с лица улыбкой сдул
И на завтра повернул.

ДЖОКОНДА

В музейной зале Мона Лиза
в тяжёлой раме золотой.
Москва стекалась помолиться
Перед заморской красотой.
К стене прижавшись, тише тени
Стояла девушка в смятенье.
Огонь в глазах её горел.
Взглянул я на неё украдкой
И — боже мой! — остолбенел,
Врасплох застигнутый догадкой:
Мол, как иных времён дитя,
Бытуя на холсте, посмела
Сойти в толпу и дерзко, смело
Разглядывать саму себя.
Но — смысла здравого толика,
И всё нашло свои места.
Виной тому одна улика:
Непостижимая улыбка,
Тотчас сбежавшая с холста.
А на холсте осталась та,
Ничем не скрытая гримаса Т
екущего веками часа —
Осведомлённые уста.

ПОЕДИНОК

Пересвет со светом скачет,
Челубей со тьмой навстречь.
Пересветом вера движет,
Матерь мира, Матерь-Русь.
Челубея мчит гордыня
На завистливую смерть.

Сшиблись страшно, и на крике
Кони дале понеслись.
Челубея ветром сдуло.
Пересвет, как был,— в седле.

Закипела брань святая
На земле и в небесах.
Кони поле распахали.
В пашню головы легли.
Тьму по свету разметало.
Усидела Русь в седле.

Семь деньков считали убыль,
Прибыль жали семь веков.
Не сыскали Пересвета
Ни в полегших, ни в живых.

Только в молнии и громе.
Говорят, в ком помер страх,
Видели победоносца,
Восстающего с седла.
Под его копьём поганый
Змий, уязвленный в уста.

Метки: , ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield