Игорь Кобзев. Стихотворения

Игорь Кобзев (1924—1986)

Цитируется по: День поэзии. 1987. Москва: Сборник. -М.: «Советский писатель», 1987, 224 стр.

ШПАГА ЧЕСТИ

А всё-таки было бы хорошо,
Чтоб в людях жила отвага,
Чтоб каждый по городу гордо шёл
И сбоку болталась шпага!

И пусть бы любой, если надо, мог,
Вломившись в дверь без доклада,
С обидчиком честно скрестить клинок
И твёрдость мужского взгляда.

Как сладко
                за подленькое словцо,
За лживую опечатку
Врагу в перекошенное лицо
Надменно швырнуть перчатку!

Тогда б не бросали на ветер слов
Без должного основанья
И стало б поменьше клеветников,
Болтающих на собраньях.

А совесть и гордость имели б вес.
И, сдержанный блеском шпаги,
Никто бы без очереди не лез,
Тыча свои бумаги.

1955

ЛЕГЕНДА

Разошлась по городу легенда,
Будто где-то здесь, невдалеке,
Девушка с косой и с белой лентой
Утопиться вздумала в реке.

Мол, спозналась с горестью душевной,
А уж с ней не миновать беды!
Только будто вдруг старик волшебник
Вынес её чудом из воды.

В жизни много нужно человеку.
Нужен хлеб. Нужна и красота.
И пошёл народ на эту реку —
Поглядеть на дивные места…

Одним словом, так или иначе,
Дело стало сказкой обрастать.
И примчал из области докладчик,
Чтобы этот миф разоблачать.

Он гремел. Срывал аплодисменты,
Выдумку цитатами разнёс.
Осмеял нескладную легенду.
А другой легенды… не привёз.

Сам он, видно, не тонул ни разу,
Не спасал он жизни никому,
И, наверно, в детстве тихих сказок
Не шептала бабушка ему…

1956

ЗАКОН

Пока пропахшие войной
Орудия не бьют,
Дипломаты пьют вино…
Порой с врагами пьют.

С врагами можно говорить
И за столом сидеть.
С врагами можно даже пить…
Нельзя с врагами петь!

Мы под одной луной живём,
Но разный держим путь
И песни разные поём,
И в этом наша суть!

Писал я много на веку,
Но всё, народ, сожги,
Коль хоть одну мою строку
Вдруг запоют враги!

1961

РАЗГОВОР С БУРЛЮКОМ

…и с нежностью, неожиданной
в жирном человеке,
взял и сказал: «Хорошо!»

В. Маяковский

Вы вновь в Москве, Давид Бурлюк,
Перебурливший средь скитаний,
Худой, усталый как верблюд,
С большим горбом воспоминаний…

И — словно через толщу лет —
Погожим вечером московским
Вхожу я с вами в тот портрет,
Где вы стоите с Маяковским.

Он вам читает в первый раз,
Ещё не зная, что выходит,
И смотрит в ваш кричащий глаз,
И слышит: «Хорошо, Володя!»

Как много стёрлось в порошок…
А всё ж спасибо вам вовеки
За это ваше «Хорошо!»,
За нежность,
                  «неожиданную в жирном человеке!».

Вам рядом довелось идти
Не долго. И скажу вам честно:
Чуть разошлись у вас пути —
Всё стало в вас неинтересно!

У вас есть собственный журнал,
Вы — видный бизнесмен, деляга,
А всё же мне вас очень жаль,
Бродвейский горестный бродяга.

Вы мне стремитесь доказать,
Что вы всего смогли добиться.
Но тянет, тянет вас опять
Московским клёнам поклониться…

И что тут скверную игру
Скрывать под благородной миной?
Не сладок мёд в чужом пиру.
Нет славы вне отчизны милой.

Вот по Москве плетётесь вы,
Как мальчик, потерявший папу,
Пред Маяковским,
                     вросшим в высь,
Стоите, робко скомкав шляпу…

1966

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Поэзо Сфера
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: